И ВСТАЛ МОШЕ В ВОРОТАХ СТАНА, И КРИКНУЛ: "КТО ЗА БОГА - КО МНЕ!" (Тора, Шмот 32:26)
Всякий, кто ревнует Закон и состоит в Завете, да идет вслед за мной" (Первая книга Маккавеев, 2:27)

НАСЛЕДИЕ и НАСЛЕДНИКИ !!! (часть 1)

«ТОРА ЦИВА ЛАНУ МОШЕ МОРАША КЕИЛАТ ЯАКОВ»

«ТОРУ ЗАПОВЕДАЛ НАМ МОШЕ, НАСЛЕДИЕ ОБЩИНЕ ЯАКОВА».

(Дварим 32:4)

НАСЛЕДИЕ - иврит: МОРАША. Букв. "наследие, передаваемое из поколения в поколение". Это слово принципиально отличается от однокоренного с ним слова йеруша, которое следует переводить как "имущество, полученное по наследству". Эти два слова представляют собой два разных юридических термина. Если йеруша означает имущество, которым наследник может распорядиться по своему усмотрению, то мораша относится к имуществу, которым наследник имеет право пользоваться, но лишен юридической возможности продать его, выбросить или уничтожить, он обязан передать его по наследству одному из членов своей семьи. Моше неслучайно называет Тору мораша. Это тот наследный удел, который должен передаваться из поколения в поколение, и никто не может отказаться от него, забыть или изменить его сущность. (комментарий Сончино)
Из лекции рава Зеева Дашковского  «Это слово («мораша») во многих местах Торы и Пророков употребляется в применении к двум объектам. Один из них - это Тора, а другой - Эрэц Исраэль. Например, говорится это слово в стихе: "Моше заповедал нам Тору - наследие общины Яакова". Во многих местах книг Пророков Эрэц Исраэль тоже названа "мораша" . Шломо Гальперин прочитал блестящий драш равва Шломо Рискина из Эфрата, и он написал, что не зря Эрэц Исраэль называется "мораша", а не "йеруша" - просто "наследие", потому что "мораша" - это не просто наследие, а нечто, отличающееся активностью, то есть - это то, что передается благодаря активной работе поколений - передающего и принимающего, а не просто переходит от отца к сыну. Иными словами, "мораша" это то, что добывается только активным трудом. Поэтому, ни Тора, ни Земля Израиля не могут достаться нам в качестве пассивного наследства, а получить это можно только, как активно добываемое наследие Отцов».
===================================
Из статей – «НАСЛЕДСТВО» и «ВРЕМЯ ОПРЕДЕЛИТЬСЯ».
Борис Шустеф

“Три вещи были даны нам под выполнение
определенных условий: Эрец Исраэль, Бэйт А
Микдаш и правление династии Давида”
(Ялкут Шимони 2:170)

 Современный Израиль!

 «Страна, находясь почти непрерывно в состоянии войны со своими соседями, достигла поразительных успехов. Достаточно упомянуть статус Израиля как военной супердержавы Ближнего Востока, состоящей в элитном клубе стран-обладательниц ядерного оружия и способной нанести ядерный удар с земли, воздуха и из-под воды. Страны, запускающей спутники в космос, единственного в мире государства, имеющего действующую систему противоракетной обороны.
Можно исписать сотни страниц одним лишь перечислением достижений Израиля в науке, технике, медицине, экономике и прочих областях человеческой деятельности, где практически каждый новый день приносит сообщение об очередном успехе еврейского гения. Однако если в материальной сфере Израиль достиг потрясающих высот, то в духовной сфере, в области развития национального духа государства, в развитии иудаизма страна не только не сдвинулась с позиций, на которых находилась в 1948 году, но в ней явственно наблюдается регресс.
Собственно говоря, сегодня невозможно ответить на простой вопрос, имеющий самое непосредственное отношение к Израилю, а именно, является ли эта страна еврейским государством. И хотя Декларация Независимости чётко возвестила о создании в Палестине Государства Израиля - Мединат Исраэль - наверное, большинство израильтян, не говоря уже о евреях Диаспоры, понятия не имеют, что под названием “Мединат Исраэль” имелось в виду не страна, называющаяся “Израиль”, а “Государство народа Израиля”, то есть государство евреев.
Разница в названиях - огромная. Ведь в первом случае о связи государства с еврейским народом ничего не говорится. Неудивительно, что в результате в государстве постоянно предпринимаются попытки противопоставить евреев “израильтянам”. Самым знаменитым примером в этом плане было хорошо известное заявление Шимона Переса о том, что “евреи победили израильтян”, которое он сделал после того, как проиграл выборы Биньямину Нетаниягу.
В то же время словосочетание “еврейское государство” тоже не обходится без противоречий. Немало копий было сломано в спорах на тему о том, что имел в виду Теодор Герцль, когда писал свою знаменитую книгу, “государство евреев” или “еврейское государство”. Суть спора заключалась в том, что “государство евреев” может состоять из людей, говорящих на иврите, но не имеющих ничего общего с иудаизмом и еврейством. В то время как в “еврейском государстве” приматом государства является его иудаистская составляющая.

То, что происходит сегодня в Израиле, должно представляться каждому, кому дорога Эрец Исраэль, кошмарным сном. Но увы, это не сон, а страшная, ничем не приукрашенная действительность. Государство, именующее себя еврейским, всей своей деятельностью однозначно демонстрирует, что не имеет ничего общего с иудаизмом и еврейством. Хуже того, являя собой для человечества коллективного еврея, оно представляет этого еврея жалким лебезящим трусом, существом без веры, рабом, постоянно готовым подставить свою спину под палку.
Суррогат социализма и галута, Израиль за (все годы) своего существования не только не превратился в еврейскую страну, но с каждым последующим годом всё дальше и дальше удаляется от иудаизма и еврейства. Вина за это, в первую очередь, лежит на так называемом израильском “религиозном секторе”.
Выдающийся философ иудаизма прошлого века Элиэзер Берковиц писал в 1979 году в статье “Духовный кризис в Израиле”: “Большинство религиозных евреев... вряд ли даже подозревают, что проблема [самосознания] существует и для них тоже. Ведь, казалось бы, кто может быть больше уверен в своём еврействе, чем ортодоксальный еврей, живущий на Святой земле своих отцов? Однако то ли это еврейское самосознание, которое Тора имела в виду для еврея, живущего в Еврейской стране? Такого ли иудаизма требует Тора от еврейского народа на его родине? При общем невежестве относительно того, что такое иудаизм, большинство израильтян видит иудаизм в образе, представленном им раввинатом, руководителями ешив, религиозными учреждениями. ……

За небольшим исключением, они в подавляющем большинстве не способны передать смысл и значимость иудаизма народу в контексте этой совершенно новой реальности - государства”.
Берковиц объясняет, что трагедия нашего народа состоит в том, что иудаизм сегодняшнего Израиля, это вовсе не иудаизм Торы, а иудаизм галута. Он ссылается на Раби Йосефа Альбо, разъясняющего разницу между устной и письменной Торой. Альбо пишет: “Закон Б-га не может быть идеальным, чтобы адекватно годиться на все времена. Потому что постоянно меняющиеся детали человеческих взаимоотношений, их обычаи, действия настолько многообразны, что не могут быть охвачены одной книгой. Поэтому некоторые общие принципы, на которые вкратце намекается в Торе, были даны Моше [Вс-вышним] в устной форме, чтобы, используя их, мудрецы в каждом поколении могли бы выработать соответствующие детали”.
Эта роль - справляться со специфическими жизненными ситуациями, - как объясняет далее Берковиц, была возложена на Галаху. И она с ними блестяще справлялась на протяжении многих сотен лет после изгнания евреев с их родины. Галаха стала тем крепостным валом, который защищал евреев в чужеродной им среде. Так как евреи были разбросаны по всему миру, то Галаха имела дело с жизнью евреев в качестве небольшой обособленной общины. Что делали “они” - основная группа населения страны за пределами этой общины - было не столь важно. Берковиц объясняет, что управлять общиной было довольно просто. У общины была своя декларированная идеология. Те, кто её придерживался, были членами этой общины. Те, кто не следовал ей, находились за её пределами.
Однако с возвращением евреев на свою родину ситуация резко изменилась. Тут уже не могло иметь место разделение на “мы” и “они”. Как пишет Берковиц, в государстве евреев, приходится иметь дело не с общинами, а с народом. Пока евреи жили в галуте, можно было быть недовольными действиями тех, кто по ту сторону “забора”, но в конце концов особой нужды беспокоиться о них не было. Однако теперь, когда евреи в Израиле живут не как отдельные общины, а как народ, всё обстоит иначе. “Народ всегда находится внутри. Галаха в своей истинной форме должна быть обращена ко всему еврейскому народу, а не к отдельным группам, придерживающимся общинных идеологий. То, что мы имеем в Израиле сегодня, это понимание Галахи, как её понимали в галуте, и её применение к реальности галута, которой [в Израиле] больше не существует. Это Галаха “штетла”, а не Галаха государства. Это не Тора Земли Израиля”.
То, что Берковиц прав на 1000%, что Галаха до сих пор не обрела свою созидательную составляющую, следует из того факта, что так называемые религиозные еврейские партии готовы содействовать отказу евреев от еврейской земли. Своё сотрудничество с правительством Шарона “Агудат Исраэль” объясняет якобы заботой о развитии сети религиозных школ. Но как можно ставить значимость школы выше значимости земли, на которой эту школу надо построить? Это же типичная галутная ментальность, где вся деятельность сводилась лишь к изучению Торы, а не к жизни по Торе.
Берковиц пишет, что ничто более ярко не демонстрирует отрыв идеала сегодняшних израильских ешив от жизни по Торе, чем их отношение к светским дисциплинам. “Большинство из них избегают изучать нерелигиозные дисциплины. Но государство нуждается в армии, в экономической системе, в системе здравоохранения и социального обеспечения, технологии, научном исследовании и тому подобном. Если Тора желает, чтобы еврейский народ жил на своей собственной земле, она должна также желать солдат, врачей, учёных, архитекторов, инженеров, полицейских, социальных работников. В еврейском государстве Галаха не может снять с себя ответственность за эффективное функционирование всего государственного организма”.
Увы, Галаха “штетла” за годы существования Израиля так и не очнулась от галутной спячки и не стала главной созидающей идеологической силой государства. Неспособность или нежелание подавляющего большинства сегодняшних израильских раввинов разъяснить и передать красоту и духовность иудаизма своим нерелигиозным еврейским согражданам привела к тому, что секулярный израильтян, по словам Берковица, “создал своё собственное пугало, назвал его религией или иудаизмом, и самоуверенно разгромил его, используя обветшалые аргументы времён Возрождения девятнадцатого и даже восемнадцатого века. Созданный им образ - это, по сути, образ галутного еврея. Он абсолютно не впечатляет, потому что помещён в совершенно неподходящие декорации. Галутный иудаизм, как единственно возможная форма иудаизма в изгнании, имел своё право на существование. Перенесённый в условия еврейского государства он потерял свою подлинность”.

Еще в 1943 году рав Элиэзер Берковиц пишет: “Талмуд был самым успешным экспериментом в истории конституций народов в том плане, что он функционировал без исполнительной власти и без принуждения. Он сохранил целый народ, противостоящий глупой и злобной враждебности всего человечества. Так, несмотря на свою физическую немощь, еврейский народ, став свидетелем распада могучих империй и крушения тиранов, по-прежнему существует и молод, несмотря на тяжёлые разочарования. И всё это благодаря Талмуду”.
Однако подобная ситуация была достигнута благодаря очень серьёзной жертве, на которую решились евреи. Когда еврейская национальная жизнь в Эрец Исраэль прекратилась, и Талмуду была фактически поручена роль государства, мы, как народ, пожертвовали органическим развитием иудаизма. Если до того момента, иудаизм был живым развивавшимся организмом, то после перехода государственных функций к Талмуду иудаизм потерял гибкость.
Берковиц пишет: “Когда во времена еврейской эмансипации, европейские евреи вступили в мир современной цивилизации, они столкнулись с конфликтом между этим новым миром и их собственным старым еврейским миром, чья закостенелость, которую они добровольно на себя приняли, сделала любые возникающие проблемы неразрешимыми.
Евреи стали всё больше и больше участвовать в быстро меняющейся жизни, в то же время оставаясь в духовном и религиозном мире, потерявшем способность меняться. В этой ситуации все попытки примирения этих двух миров были обречены на провал. Ничего не оставалось, кроме либеральных методов ломки закостенелых форм иудаизма, что вело лишь к ломке самого иудаизма (так как не существовало другого иудаизма, кроме того, который был целиком связан с традициями), или неудовлетворительных компромиссов новой ортодоксии, компромиссов, которые надо было возобновлять с каждым новым днём”.
Необходимо понимать, что сам по себе иудаизм не имел тенденции к закостенению. И постоянно развивался с того момента, как евреи на Синае получили Тору. В связи с этим Берковиц упоминает притчу, в которой Вс-вышний привёл Моше в школу Раби Акивы. Моше был не в состоянии следить за ходом лекций этого великого учителя и успокоился только после того, как Раби Акива, отвечая на вопрос одного из учеников, сказал, что в том, чему он учит, нет ничего нового, и всё это традиция, непосредственно “полученная Моше на Синае” (Менахот, 29-б).
Прекращение развития иудаизма, ставшее умышленным результатом действий, направленных на сохранение еврейского народа в Диаспоре, и к 18-му веку вступившее в противоречие с окружающей евреев действительностью, носило искуственный характер. И поэтому, как писал Берковиц: “Перед тем, как мы будем в состоянии разрешить трудные ситуации, с которыми сталкивается современное еврейство, если мы хотим иметь надежду на успех, иудаизм должен обрести свою первоначальную способность к развитию. Мы никогда ничего не достигнем и, в конце концов, столкнемся с катастрофой, если этого не поймём”.
Увы, за (годы) жизни Израиля закостенелый иудаизм галута ни на йоту не продвинулся к живому иудаизму Торы. Возвращение евреев в Эрец Исраэль, которое должно было привести к возрождению иудаизма, не оказало на иудаизм никакого влияния. Причина была проста. Светский сионизм, для которого иудаизм служил лишь знаменем, позволявшим собирать евреев на их исторической родине, к развитию иудаизма не мог иметь никакого отношения. В то же время ортодоксальные израильские евреи, оказавшиеся на земле народа Израиля, по сути, остались каждый в своей маленькой общине.
Каждая отдельная община принесла с собой из галута своё толкование закостенелого иудаизма и не собирается от него отказываться. Тем самым в Израиле иудаизм Торы превращён в целое созвездие мини-иудаизмов галута, причём представитель каждой звезды этого созвездия уверен, что именно его звезда является самой яркой, и именно она должна дать название всему созвездию. Уже сам факт, что в Израиле два главных раввина - ашкеназский и сефардский - говорит о многом. А ведь в каждой общине есть ещё течения и теченьица. Очень сомнительно, что иудаизм Торы имел в виду разделение еврейского духовного наследия на массу маленьких ручейков.

Таким образом.

Если отцы-основатели государства, несмотря на свою удалённость от иудаизма, были всё же его детьми, то есть их самосознание, как писал Берковиц, “полностью основывалось на иудаизме”, то нынешнее поколение израильтян “оторвано не только от своих дедов, но и от своих отцов”.

Увы, именно это поколение мы и видим сегодня у власти в Израиле. Это про него Берковиц написал: “Природа не терпит вакуума, тем более не терпит его жизнь народа. Духовный и ценностный вакуум, привнесённый сионизмом без иудаизма, наполнился грубым левантизмом и вульгарной имитацией американского материализма…”

В то же время светская часть израильских евреев (вдумайтесь в саму бессмысленность этого словосочетания, а ведь к ней относится и огромное количество русскоязычных евреев) смотрит на своих религиозных собратьев, чей быт застыл в местечках Польши, Галиции, Белоруссии и Украины и благополучно возродился в сегодняшнем Израиле, как на дикарей, противящихся развитию цивилизации.
Исторически лишённые возможности правильного восприятия иудаизма Торы, взращённые на атеизме и агностицизме, светские израильские евреи не имеют возможности почерпнуть из источника жизни иудаизма Торы из-за того, что иудаизму до сих пор не возвращена его изначальная способность к развитию. Те, кто мог бы вернуть иудаизму это качество, то есть ортодоксальные евреи Израиля, заняты своими внутриобщинными делами. Для них мир часто заканчивается за стенами одной единственной ешивы.
А вместе с тем, пророческие слова Берковица, остаются в силе. Если иудаизм не обретёт свою утерянную способность к развитию, еврейский мир ожидает катастрофа. Ведь евреи вернулись в Эрец Исраэль не для того, чтобы остаться в галуте. Они вернулись для создания там еврейского государства. А еврейское государство без живого развивающегося иудаизма существовать не в состоянии. Что толку от того, что евреи в Израиле будут говорить на иврите, не зная Торы? Вон в Гарварде на протяжении первых 100 лет его существования знание иврита было обязательным условием для получения дипломов. Разве Гарвард от этого стал независимым еврейским государством?

Беда Израиля в том, что он не просто не хочет жить своими духовными ценностями, а в том, что подавляющее большинство израильтян об этих ценностях понятия не имеет. Они им чужды. Социалистический сионизм времён создания государства, пытаясь сделать евреев “нормальным” народом, уничтожил еврейское самосознание. Как написал Берковиц: “Народ, который сам себя не понимает, который отсекает себя от значения своего собственного исторического пути, который не имеет уважения к своему историческому самосознанию, обречён на поражение. Национальное самосознание изменить нельзя. Точно так же народ не может повернуться спиной к своему прошлому и начать всё с нуля. Нет в истории такого нового начинания”.
Еврейский народ на протяжении тысячелетий жил неразрывностью связи с Эрец Исраэль. Раввин Иссахар Шломо Тейхтель писал в “Эм Абаним Смейха”: “Всё наше право на Эрец Исраэль основывается на факте беспрерывного наследования её от первого патриарха. Однако необходимо подчеркнуть, что как Б-г обещал Аврааму Эрец Исраэль в подарок за то, что тот пожертвовал собой для освящения Его имени, так же и для нас это наследство, которое мы желаем заполучить, обуславливается этим условием. Если мы будем следовать по стопам наших праотцев, то будем считаться их детьми и будем достойны этого наследства. Если же (упаси Господь), мы свернём с их пути, то потеряем нашу долю в этом наследстве”.
Изгоняя евреев с еврейской земли, Шарон (его духовные предшественники и последователи) однозначно не следуют по стопам наших праотцев. В то же время религиозный сектор Израиля, потворствующий этому, явно не способствует освещению имени Вс-вышнего. Остаётся лишь гадать, позволит ли деятельность тех евреев, которым дорога Эрец Исраэль и которые отчаянно борются за её целостность, сохранить для еврейского народа это бесценное наследство.

(7kanal.com)

==========================================

 

См. также:

Прошедшая и грядущая Катастрофы

http://kahane-hi.info/index.php?newsid=976 (1)

http://kahane-hi.info/index.php?newsid=977 (2)

 КТО МЫ - НАРОД КНИГИ или "народишко пепси"?
http://kahane-hi.info/index.php?newsid=955

"Шоковый муляж" или "Ханука от эрев рав" !!!
http://kahane-hi.info/index.php?newsid=951

"Пророчество о конце дней"
http://kahane-hi.info/index.php?newsid=799

проф. Исраэль Дацковский:
Высшая справедливость
http://kahane-hi.info/index.php?newsid=677
Воспоминания о будущей Хануке
http://kahane-hi.info/index.php?newsid=936
"Незнакомый мир харедим"
http://kahane-hi.info/index.php?newsid=359
  "Сила против силы"
http://kahane-hi.info/index.php?newsid=365
============================================================
"Всякий, кто может удержать членов своей семьи, своих сограждан или весь мир от дурного поступка, но не делает этого, считается соучастником их греха. Даже при образцовом и безупречном собственном поведении ему первому вынесут приговор, если он не исполнит своего долга помощи современникам в исправлении их путей". (Талмуд, трактат Шабат 54б,55а)

Комментарии (0)

Оставить комментарий