И ВСТАЛ МОШЕ В ВОРОТАХ СТАНА, И КРИКНУЛ: "КТО ЗА БОГА - КО МНЕ!" (Тора, Шмот 32:26)
Всякий, кто ревнует Закон и состоит в Завете, да идет вслед за мной" (Первая книга Маккавеев, 2:27)

alt

22 декабря (5 тевета) – день памяти –йорцайт Биньямина и Талии Кахане

Вот уже десятый год память отчетливо сохраняет то утро – 31 декабря 2000 года: «Несколько минут назад на шоссе, ведущем в Иерусалим, палестинцы открыли огонь по автомашине, в которой ехала семья поселенцев из Кфар-Тапуах». На миг замешкавшись, словно страшась произнести горестную подробность, диктор выговорил: «террористы застрелили Биньямина-Зеэва Кахане и его жену Талию, у пятерых дочерей ранения легкие – они госпитализированы». 

В то декабрьское утро хладнокровный расстрел Биньямина-Зеэва Кахане и его жены Талии на глазах малолетних детей – убийство преднамеренное, в деталях продуманное - привел меня в шок. Пославшие террористов в засаду сообщили им точное время его возвращения из Иерусалима, цвет, марку и номер машины, его характерную внешность, чтобы не ошиблись. И подумал я тогда: да, они люто ненавидят и страшатся этого грозного имени КАХАНЕ, но неужели у палестинской разведки такие длинные руки и слышащие уши?.. Спустя время ШАБАК отыскал одного убийцу молодых супругов Кахане, хотя машина была атакована т р е м я террористами, выпустившими около 60-ти пуль из автоматов Калашникова. Израильский суд приговорил этого одного к семи срокам пожизненных заключений. Пройдут годы, в числе других сотен и тысяч, боевик выйдет на свободу – ведь мы живем в демократической стране!..

Оставим за пределами моего повествования горестные подробности похорон Биньямина и Талии, да отомстит Ха-Шем за их кровь. Но нельзя не упомянуть: собравшиеся вокруг двух намогильных холмиков плакали, читая строки Псалма: «У рек Вавилона мы сидели и плакали, вспоминая Сион»… И кто-то напомнил слова святого рабби Менахема Зембы из Варшавского гетто: во время Катастрофы он призывал евреев не сидеть пассивно, но взять судьбу в свои руки.  

Неправда, что мы привыкаем, - острая боль, как свежая рана, неспешно рубцуется.   
Перед нашими глазами – длинная вереница, словно в «Яд ва-Шеме», дорогих и любимых людей, погибших от вражеских пуль, от тщательно подготовленных арабами взрывов.
Сжав зубы, мы оплакиваем каждого из них – любой человек, словно целый мир,  незаменим, - и неприметный еврей, и большой праведник.
                      
2.                   

Прочел у рава Баруха Кахане, старшего брата Биньямина –Зеэва: «В подобных ситуациях огорчение и страдание усиливаются у нас вплоть до отчаяния. Нас может утешить лишь осознание того, что все совершается и направляется  Свыше, а все, что делает Всевышний – это, в конечном итоге, к добру. Мы понимаем, что мы должны ощущать не гнев за трагедию их преждевременной смерти, а благодарность Творцу за то, что Он спустил в наш мир души такого калибра, хотя мы и наслаждались от общения с ними короткий период. Одной из таких великих душ обладал мой брат р. Биньямин-Зеэв».  

Несколько раз возвращаюсь к тексту, пытаюсь осознать.
Так кто вы, рав Биньямин-Зеэв Кахане?  Мгновенное, словно вспышка молнии, штриховое клише его биографии: годы жизни 1966-2000, краткий дефис между датами, - дорога праведника и пророка.  Родился в Нью-Йорке, младший ребенок в семье Кахане, Меира и Либи, в девичестве – Блюм. В родном доме, с первых своих шагов, он получил главное – еврейское воспитание, вместе с молоком матери, рядом с таким отцом. Сказано у царя Шломо: « Воспитывайте отрока согласно пути его – даже когда состарится, не сойдет с него». Увы, Бини, а так любовно звали его родные, а позже – друзья, - не довелось состариться, но с детства он рос буквально в центре борьбы «Лиги защиты евреев», - и против антисемитов в Америке, и за освобождение евреев Советского Союза, и в Израиле.

По натуре, застенчивый, молчаливый, мальчишкой он увязывался за отцом на митинги, гордился им, символом национального достоинства и бесстрашия. Пройдут годы, и он заменит рабби Меира Кахане, но в статье «Мнение сына» (канадская газета «Ваникур сан» от14 мая1991года) напишет: «Нет человека, который мог бы заменить моего отца…Я могу только восклицать с убежденностью и преданностью: «Никогда больше!». Никогда больше мы не будем стоять пассивно и глядеть, как разрушаются идеалы Кахане в ущерб еврейскому народу. Я обещаю, что посвящу этому всю свою жизнь». И посвятил. В той же статье, словно предугадывая и свою судьбу, Бини написал: «История моего отца – это история и трагедия еврейских пророков и лидеров. Даже Моше, величайший из всех пророков и лидеров, воскликнул: «Спаси меня, Б-же, еще немного и они побьют меня камнями». Лидером и пророком ему еще предстояло стать.  

В сентябре 1971 года, когда семейство Кахане покидает Америку и репатриируется в Израиль, Бини чуть более четыре лет. Детские и юношеские годы в иерусалимском доме своего отца, рабби Меира Кахане, - неизгладимый след в его сознании, но главное,  – настойчивость и усердие в изучении Торы. В йешиве начального уровня Биньямин – известен своей неразговорчивостью и удивительным прилежанием в учебе, и уже в йешиве высокого уровня «Мерказ ха –рав» кропотливо, с раннего утра и порой  до полночи, изучает Талмуд. Его соученики рассказывают: в каждом слове, движении Бини отличался  скромностью и врожденной интеллигентностью, лишь однажды встретившиеся с ним, к нему привязывались, гордились дружбой с ним.    

В сентябре 1987 года, в результате напряженных усилий Биньямин открывает йешиву «Еврейская идея». – исполняется давнишняя мечта - воспитывать молодое поколение на учении рабби Меира Кахане. Он сам подбирает учеников, устремившихся в йешиву со всего Израиля.  И сам продолжает учиться, накапливает огромный запас сил, словно предвидя – они ему понадобятся – в будущем. Оказалось – не далеком. А Бини всего 21 год, и он знакомится с Талией, дочерью репатрианта из Америки, ставшего скотоводом. Талия росла на просторах Галилеи, сила и нежность зеленеющих гор сформировали ее характер. И образ отца, Авраама Герцлиха, погруженного в святость- наложив тфилин, с любовью и в глубоких раздумьях он пас свои стада.  В 1988 году – хупа Биньямина и Талии, и с того дня до последнего мига, оборванного автоматной очередью арабских убийц,- они рядом, и Талия,  не только хранящая традиции их дома и мать шестерых детей, она преданный помощник своего мужа. Готовит еду для учащихся йешивы, высылает книги, печатает материалы. Когда Биньямин  в заключении, его обязанности она принимает на себя. Ее уважали, ее любили, к ней прислушивались. Святая еврейская женщина, достойная своего мужа- праведника.

3.   

После трагической гибели рабби Меира Кахане движение КАХ , тысячи и тысячи его сторонников, осталось без лидера. Нам неведомо – задумывался ли Меир Кахане о том, кто после него возглавит КАХ ? Он не воспитывал «наследных принцев», не готовил для них «теплые местечки» или в члены Кнессета. Перед ним  прекрасные примеры – великий Моше-Рабейну и пророк Шмуэль. Однажды он  сказал: «Спрашивают меня: что произойдет, когда ты отойдешь от дел? Кто будет твоим «продолжателем?» -рав засмеялся и ответил: «Для этого я и создал йешиву!.. Они не будут готовы на компромиссы». Сегодня ясно, кого рабби имел ввиду.  В тревогах и раздумьях, осознавая, куда ему до отца, двадцатичетырехлетний Бини принимал решение:  преодолев скромность и молчаливость, характерные для его личности, он согласился.  Мне рассказывали участники демонстраций тех лет: когда Бини уверенно и стремительно шел к микрофону, они были потрясены его сходством с отцом.  По предложению нового лидера движение КАХ именуется КАХАНЕ ХАЙ («Кахане жив!»).                                                                          

... Все годы я мечтал встретиться Биньямином-Зеэвом, не сложилось, на фотографиях – застывшие черты лица, но недавно увидел его наяву. На исходе субботы по сложившейся традиции в хабадской синагоге транслировали документальный фильм о Любавичском Ребе – он вручал многочисленным посетителям – и благословения, и по символическому доллару. И вдруг в движущемся кадре, в шаге от Ребе – Биньямин-Зеэв, ж и в о й, - молодое вдохновенное лицо, тонкое, интеллигентное, короткая борода, умные горящие глаза будущего лидера…

За десять лет, отпущенных судьбой Биньямину-Зеэву Кахане, он успел многое. Возрожденное движение КАХАНЕ ХАЙ с надеждой встретили десятки тысяч евреев в Израиле и во всем мире, но содрогнулись и власть предержащие. После убийства рабби Меира Кахане они облегченно вздохнули, но вновь на всех перекрестках, на футболках молодежи, ненавистное и неистребимое: КАХАНЕ ХАЙ. Особое негодование или страх  –личность младшего сына, его убежденность и внутренняя сила, различимые черты еврейского лидера. Кампания преследования  мог бы позавидовать любой тоталитарный режим, особенно в травле преуспели  СМИ, контролируемые левым израильским истэблишментом. Становление молодого Кахане, возрождение его движения
по времени совпало с преступными «ословскими» соглашениями, подписанными Пересом и Рабиным, и, естественно, участие КАХАНЕ ХАЙ во всенародном протесте. Пропагандистская и карательная машина обрушилась на инакомыслящих, незамедлительный арест любого еврея, прежде всего - в кипе и с пейсами, осмелившегося появиться в людном месте в белой футболке с черно-желтым символом движения – сжатым поднятым кулаком – был неминуем.
            
При любых правительствах! - после восемнадцати лет со дня гибели рабби Меира Кахане и десяти – его сына Биньямина-Зеэва, злоба не утихает. Демонические образы отца и сына, искусственно созданные на Земле Обетованной, как в нынешние времена – поселенцев, совпадают с демоническим  обликом Израиля во вселенском масштабе. И это не случайно – у главной мечты КАХАНЕ – быть Израилю е в р е й с к и м  государством!– крепкие крылья и неисчислимые последователи. И посмел себя к ним причислить…
           
И несколько лет тому назад встать с женою в их шеренги: как в паводок быстрое теченье, людской поток наполнял озелененные улочки и скверики поселенья Кфар-Тапуах на взгорьях Самарии, где в тот январский вечер, под чистым светом звездных гроздьев и молодой луны точеной, сошлись мы, евреи со всего Израиля, отметить йорцайт, день памяти р.Биньямина и Талии Кахане. Не в печали, не в поминальном плаче, - накануне завершили написание свитка Торы в их честь, а в окрестности Кфар-Тапуаха, на одном из холмов округлых, каменистых, уже возвышался бревенчатый сруб под плотной кровлей  - в прожекторных лучах светилась новая синагога, и, двери распахнув, ждала свиток Торы. Внесенье свитка Торы –обычай древний, обряд веселый, с песнями и танцами – так было и в тот вечер. От поселения до синагоги – путь неблизкий, грунтовая дорога – в щебенке и камнях, по ней торжественное шествие, колышущиеся ряды на километры растянулись. Во главе людских рядов, в свечении огней, на кузове автомобиля, под белым балдахином, как под хупой, - свиток Торы. Вслед за ним, друг другу на плечи руки возложив, танцуют молодые поселенцы, в лад с музыкой и песней, -то ходко приближаясь к свитку, то плавно отступая в пляске. Плечисты, горбоносы, у многих- автоматы, горящий взгляд и чистый лик еврейский, на вихрах– вязаные кипы, и пейсы вьются на ветру. А вот и синагога - в двух шагах, взбираемся на каменистый холм, настрой всеобщий движет, приподнятость, подъем душевный, глаза сияют у мужчин и женщин, подростков и детей. В веселом хороводе кружимся со свитком Торы, и вносим его под своды синагоги. С гордостью и нежностью отцовской вглядываемся в новое поколение евреев-поселенцев, сильных и отважных, готовых поступиться  свободой, чтобы заселить каждый холм Эрец Исраэль. Эти, как правило, религиозные мальчики, напоминают нам защитников Масады и воинов Бар-Кохбы, в рядах которого были и ученики рабби Акивы. Несколько дней спустя наша доблестная армия разрушила эту новую синагогу в Кфар-Тапуах: я видел, как двое солдат, послушно вкарабкавшись на стропила синагоги, топорами рубили кровлю, а у порога, обхватив руками свиток Торы, рыдал мальчишка. И по сей день - синагога в руинах, как и разрушенные синагоги и поселения Гуш-Катифа. 

«В огне и крови Иудея пала. В огне и дыму Иудея восстанет» - убеждают нас пророки.  

4.                                             

«Найди себе наставника и заведи себе друга»
(Трактат Авот, 1; 5)

Вот уже в течении нескольких лет нахожусь я под влиянием человека, с которым прежде не был знаком, но, однажды повстречавшись, потянулся к нему, словно к старшему другу. Ибо, как упомянул в эпиграфе, сказано: «Найди себе наставника и заведи себе друга» (Трактат Авот, 1;5). Этот молодой еврей –Биньямин-Зеэв Кахане, и хотя даже по прошествии десяти лет невыносимо свыкнуться с подробностью гибели – его и жены Талии - долгие вечера словно сижу я перед ним в йешиве иерусалимской, и он, вдумчивый учитель, растолковывает мне глубины Священного Писания, помогает постичь связь между смыслом и содержанием еженедельных разделов Торы и современностью. И говорит рабби со мной по-русски.
 
Нет, я не обмолвился. На протяжении тринадцати лет –1987-2000 годы – Биньямин-Зеэв, по традиции наших мудрецов всех поколений,  регулярно писал свои комментарии к недельным разделам Торы, - вначале это были листочки на иврите, бюллетень «Дарка Шель Тора», под девизом «Еврейская идея», затем, по настоянию автора, изданы в русском переводе. Как и отец, р. Меир Кахане, молодой Кахане придавал огромное значение нам, русскому еврейству, его, и не без основания, тревожили последствия нашей духовной катастрофы, и был счастлив, что его комментарии популярны на русской улице.  Его книга «Актуальные комментарии к недельным главам Торы и праздникам» - раскрывает сокровища разума и веры, и, осознаю по себе, помогает увидеть в новом свете краеугольные основы нашего бытия. 

Так, следуя наставлениям  Трактата Авот, по русскоязычной традиции, «Поучения отцов», в лице Биньямина-Зеэва нашел я себе наставника и друга.
     
«Поучения отцов» принадлежат к тем книгам, об изречениях которых я знал задолго до того, как успел их прочесть. Ибо «Поучения отцов» - не просто тридцать девятый том Талмуда, один из его трактатов, составленных рабби Йегудой а-Наси в конце второго  века н. э., -  это сама плоть еврейской жизни и еврейского мышления. Из этой книги вот уже на протяжении почти двух тысячелетий приводят цитаты по всякому поводу, и порой не в силах припомнить, откуда заимствованы те или иные «крылатые» речения.  
«Не суди ближнего, пока не побывал на его месте», или «Нет человека, у которого бы не было его часа, как нет вещи, у которой не было бы ее места», или «Один грех влечет за собой другой», и таких сотни, если не тысячи.  И одно - привел в эпиграфе…

И едва раскрыв «Поучения отцов», уже в первом изречении первой главы читатель  сталкивается с тезисом, в котором – смысл и суть истории нашего Учения: «Моше получил Тору на Синае и передал ее Йегошуа, а Йегошуа – старейшинам, а старейшины – пророкам, а пророки передали ее мужам Великого Собрания. Они сказали три вещи: «Судите обдуманно, и воспитывайте побольше учеников, и возводите ограду для Торы». В предисловии Рамбама к Мишне Тора сказано о сорока поколениях, на протяжении жизни которых традиции передавались от Моше к Раши и далее – к другим раввинам, создавшим и комментировавшим Талмуд. В каждом поколении есть лишь несколько (порой – только один!), пользующихся безоговорочным авторитетом. В нашем представлении – это седобородые старцы, мудрые и насыщенные годами, но для меня и многих современников таким авторитетом стал молодой рав Биньямин-Зеэв Кахане.   
 
В нынешней публикации обратимся к его пророческому видению происходящего в Израиле и во всем мире - в свете комментариев к недельным разделам Торы. И мы учим в них нечто новое. Приведу лишь некоторые.

Раздел «Ноах». При внимательном изучении пророков Израиля мы сталкиваемся с потрясающим фактом: по большей части их уделом было полное непонимание народа и его руководителей.  Казалось бы, они не оказывали никакого влияния. Так Ноах, а для своего поколения он был пророком,  сто двадцать лет предостерегал современников о предстоящем Потопе, но не смог убедить ни одного человека, все его высмеивали, - так неужели «дело всей жизни» Ноаха в полном смысле слова «пошло ко дну»?                            
Но «Ноах ходил с Б-гом» и благодаря ему человечество обрело будущее.   
Еще один пример, о нем не дано было знать отцу и сыну Кахане, но именно они  предостерегали об ошибочности пути нашего государства   Народ Израиля и его правительство не откликнулись на многотысячные протесты «пророков в своем отечестве» против «размежевания» - и у Стены Плача, и по всей стране, и спустя год мы получили войну, бездарно ее начали и так же проиграли. 

Неужели нет никакой ценности в их словах? Но пророки несли слова Всевышнего, они навечно включены в Священное Писание, на протяжении тысячелетий их изучают в хедерах и йешивах, к ним обращаются философы и поэты. И неожиданное объяснение всему этому находит рав Биньямин-Зеэв в книге пророка Йехезкеля: «И сказал Он мне: сын человеческий! Посылаю Я тебя к сынам Израиля, к коленам непокорным, которые бунтовали против Меня…И скажешь ты им: «Так сказал Г-сподь Б-г! « И будут они слушать или откажутся, ибо они – дом мятежный, но узнают,  что  пророк  был  среди  них». И рав делает вывод: даже когда на сто процентов уверен, что общество не станет слушать, наш долг – обличать и говорить правду Всевышнего. Ту правду, которую из-за тысячи «реальных», «практических» и «практичных» соображений никто не говорит. Идти с правдой до конца, как шли отец и сын Кахане, (да отомстит Всевышний за их кровь!) – в долгосрочном плане этот путь обладает истинным влиянием на ход истории. 

Раздел «Ваера». Трагический и судьбоносный рассказ о «Жертвоприношении Ицхака», который евреи всего мира ежедневно читают в утренней молитве. Начинается он словами: «И было после этих событий…». И приводит рав Биньямин – Зеэв одно из толкований Рашбама ( р. Шмуэля Бен Меира, жившего во Франции комментатора Писания, 1080 – 1174): «После этих событий» - это когда заключил Авраам с Авимелехом союз, обязывающий его самого, а так же сына и внука; и дал ему семь овец». И разгорелся гнев Всевышнего из-за этого, ибо земля Плиштим дана Аврааму…и Всевышний повелел о них ( жителях этой земли): не останется в живых ни души». Поэтому «и испытал Б-г Авраама» - разгневался на него, как бы говоря: «Возгордился ты сыном, которого Я дал тебе, и решил заключить этот союз…Так сейчас же иди и принеси его в жертву всесожжения, и увидишь, какова польза от заключения этого союза». Практически, это был договор о ненападении, и потомки Авраама не смогли бы захватить землю Плиштим, а она была частью Эрец- Исраэль, получилось, что Авраам отказывался от части Земли Обетованной! 

О чем вообще можно говорить сегодня?  О договоре, что мы не будем захватывать у какого –либо народа нашу землю, до срока находящуюся в настоящее время под чужим контролем, например, соглашения с Египтом и Иорданией?! Или когда без договора, как это произошло с Гуш-Катиф, передаем части страны, уже находящиеся под нашим контролем, оплаченные еврейской кровью, той Земли, которую Всевышний отдал нам на вечное пользование, как записано в Торе?!

«ИУДЕЯ оккупированная» - неужели это абсурдное словосочетание только Биньямина-Зеэва Кахане приводило в негодование? По крайней мере, н и  о д и н  из наших премьеров за ш е с т ь д е с я т  д в а (!) года  не ударил кулаком по столу в Кнессете или в ООН, не воскликнул: «Это наша Земля, данная нам Б-гом! Читайте Тору!». Да читают ли сами наши руководители Тору?

Раздел «Корах». «Полно вам! Ведь все общество, все святы, и среди них Б-г!» - так Корах объясняет причину своего бунта перед Моше и Аароном. Когда мы рассмотрим, каким образом Корах сумел найти «ключ» к сердцам огромного числа сынов Израиля, включая двести пятьдесят его знатных представителей, не исключено, что будем поражены, узнав, что способ, которым он воспользовался, взят прямо из лексикона современной политики. Ибо Корах выступил –ни больше, ни меньше! – от имени демократии. Той самой системы, которую многие считают «изобретением» человеческого разума лишь нового времени.           

Так, при помощи удачно проведенной разъяснительной работы, сочетающей подходящую демагогию о равенстве с обещанием должностей ключевым фигурам, уже в те дни удалось Кораху поднять бунт против Моше-Рабейну, который вывел евреев из Египта и незадолго до того дал им Тору. Корах со своей лицемерной претензией на «равенство» пришел создавать многочисленных «руководителей» и множество «истин» в народе Израиля, сущность которого в одной-единственной  истине. Словно о наших днях сказано, увы, до боли знакомом нам празднестве!    

И рав Биньямин-Зеэв приводит нас к выводу: Корах – символ нынешнего «демократа»,  пришедшего к власти с целью внести сумятицу и беспорядок среди еврейского народа, который должен пребывать в установленном Творцом порядке. И ему это удается, при полном непротивлении или равнодушии народа.

Раздел «Балак». «Вот, народ этот отдельно живет и между народами не числится» -одно из величайших благословений, которое, к нашему сожалению, в наши дни превратилось в глазах многих в досадное напоминание или даже проклятие. Или, в лучшем случае, ставшее словно «поэтической метафорой», красивой, милой, но зряшной, лишенной практического смысла. И автор комментариев приводит и напоминает нам целый ряд положений Галахи,  как правильно исполнять заповеди Всевышнего.   

Самая фундаментальная заповедь по этому вопросу –  заселения Эрец-Исраэль. Всевышний поместил народ Израиля в одной стране, стране с в я т о й  и
 р а с п о л о ж е н н о й отдельно, и повелел каждому еврею жить только в ней и не покидать ее даже на короткое время. Это и приводит нас естественным образом к жизни,  о т д е л е н н о й от жизни неевреев и от  влияния их культуры. Но оказывается, и этого недостаточно: д о л г нашего народа - властвовать над страной Израиля, как сказал Рамбан: « чтобы не оставляли ее в руках какого-либо из народов или безлюдной». 

Наряду с этим нам даны  заповеди изгнать другие народы из Эрец-Исраэль, запрещающие продавать неевреям дома и земли в Эрец-Исраэль, - для создания полной отделенности. Это не исключает ограниченное число жителей – неевреев, готовых искренне и честно принять бремя царства Б-га Израиля и власть народа Израиля над страной, готовых отказаться от своей порочной культуры. Таким образом, Творец установил: народ Израиля может достичь своей наивысшей ступени не иначе, как проживая один в своей стране. 
Сказано в Торе: «Не заключай союза с ними и с их идолами» – запрет заключать союз с неевреями. Ситуация, когда мы «становимся на колени» перед любым государством, умоляя о налаживании связей, а они, эти «дружественные» страны, своих, нами аккредитованных послов, не желают поселять в Иерусалиме, ситуация эта, согласно Торе, не так проста.  Ибо это наиболее опасный путь для проникновения влияния других народов, приобретающий статус «наших друзей». А связи с иностранным государством должны быть исключительно на принципе взаимности, и не на чем ином.

И нечего бояться! Мы только поднимемся в глазах неевреев, они именно такого поведения ожидают от еврейского народа: они лучше и глубже многих из нас, в том числе и руководителей, знают нашу Тору, - подчеркивает рав Биньямин-Меир Кахане. 

Он же, из своего десятилетнего далека,  настойчиво напоминает: самая большая опасность таится в наших отношениях с Америкой! Наша зависимость со всеми капитуляциями и уступками, с ней связанными, проистекает от отсутствия уверенности в помощи Всевышнего, что приводит к осквернению Имени   Б-га. «Особые отношения» с Америкой – это наибольшая духовная опасность для народа Израиля, и мы должны свести их исключительно к принципу взаимности, без каких-либо одолжений и «благодеяний». Благодеяния нам надо просить у Всевышнего - у Того, кто избрал нас из всех народов, кто извечно помогал нам и спасал нас. Одновременно с этим надо дать понять, что любое внешнее вмешательство в наши дела, добавлю уже от себя, типа «Дорожной карты» или тщетных усилий по созданию двух государств на Святой Земле, может привести к разрыву отношений с нашей стороны.

Это охладит их пыл, и они оценят это. По крайней мере, должны оценить, ведь многие законы Америки, в отличии от Израиля, основаны на Библии, выступления всех ее президентов заканчиваются словами: «Б-г, благослови Америку!» Так как же верящие в   Б-га американцы могут требовать от нас отдачи Святой Земли, заповеданной  Б-гом 
евреям?!  Это не обычный конфликт между соседями из-за куска земли, иначе давно был решен переговорами. Компромиссы не имеют к этому никакого отношения, ибо речь идет
о реализации нашего предназначения как евреев.         

Особенно тяжело писать мне о разделе «Ваигаш». Когда друзья Бини, потрясенные известием о гибели его и жены Талии, примчались на место теракта, они обнаружили выброшенный взрывом, окровавленный листок с комментариями на недельный раздел «Ваигаш», который мы читаем именно в эти дни, после завершения праздника Хануки. В нем разбирается вопрос о трудностях, с которыми может столкнуться Машиах из дома Йосефа. 

«Главным препятствием на его пути, - пишет молодой Кахане, - будут не войны и не стремление других народов уничтожить евреев, а отчуждение и непонимание среди евреев. История повторяется: так же, как братья Йосефа, сыновья праотца Яакова, не понимали и не принимали Йосефа и в конце концов продали его в рабство, так же и в каждом поколении народ не принимает и не слышит шагов приближающегося Машиаха».
И в этом, дополню от себя, - главная причина нашего галута, но уже на Святой Земле.

Но не только окровавленным комментариям к разделу «Ваигаш» суждено было стать его духовным завещанием. Молодой лидер, признанный и сильный, озабоченный настоящим и будущим своего движения, едва ли Биньямин-Зеэв Кахане задумывался  о вероятности близкой смерти, но по каким-то мистическим  обстоятельствам именно  в последнем интервью газете «Джерузалем пост» он, словно подводя итоги прожитой жизни, изложил свое мировоззрение: «Это все из Торы, все записано в Торе. Она говорит то, что должно произойти, если мы не будем ходить путями Б-га, если мы не выгоним неевреев из страны – в точности, что происходит сегодня».

Ставлю точку, ибо изболелась душа – какого великого еврея и пророка мы потеряли!                       

Ибо для нас сказано: «И узнают, что пророк был среди них».    

Комментарии (0)

Оставить комментарий