И ВСТАЛ МОШЕ В ВОРОТАХ СТАНА, И КРИКНУЛ: "КТО ЗА БОГА - КО МНЕ!" (Тора, Шмот 32:26)
Всякий, кто ревнует Закон и состоит в Завете, да идет вслед за мной" (Первая книга Маккавеев, 2:27)

alt

Советский человек - он и на Луне советский человек. Тем более, в Израиле. Иной раз, удивляешься, откуда только успел "совковости" понахватать. У меня недавно поменялся руководитель. Его в семидесятые годы в нежном возрасте родители вывезли сюда из Советского Союза. Казалось бы, заскорузлый ватик. Между тем, он начал наводить на работе такие советские порядки, что я изрядно затосковал. Впрочем, флаг ему в руки. Но не об этом сейчас речь. 

"Совковый" менталитет ругать уже неинтересно. Вся желчь и сарказм излиты. Между тем, советский человек был не так прост, как нам кажется ныне из своего прекрасного далека (оно же - светлое будущее). В обществе тотального промывания мозгов у него сложилась своеобразная система ориентации в море лжи, которая редко подводила. Подобно Шуре Балаганову из "Золотого теленка", он больше ориентировался не на слова, а на интонацию. 

Был и другой почти безотказный способ. Если рекламируют - значит, дерьмо. Если ругают - значит, достойно внимания порядочного человека. И чем более ругают, тем более достойно. 

В этом смысле рав Меир Кахане (благословенна его память) находился в хорошей компании с Сахаровым-Солженицыным и израильской военщиной. Не отпугивал даже наклеенный партийными мозгосношателями ярлычок "фашиста". 

Цену этому ярлычку я дважды узнал на собственном опыте. В первый раз, когда в институте, изучая марксистско-ленинскую философию, нашел совершенно случайно книгу Ницше. Дореволюционного российского издания. Того самого Ницше, которого велено было считать предтечей Гитлера, однако читать не позволялось. Прочел я "Так говорит Заратустра" и был очарован. Оказывается, философия может быть поэтичной. Оказывается, философ не обязан, подобно Ильичу в его бессмертном труде "Материализм и эмпириокритицизм", ругательски ругать своих идейных противников. Оказывается, не столь уж важно, что электрон так же неисчерпаем, как атом. Оказывается, сверхчеловек Ницше совсем не должен быть гестаповцем. 

Года через три попала мне в руки книга другого "фашиста" - Зеева Жаботинского. Кстати, ярлычок этот был наклеен советскими идеологами на лидера сионистов-ревизионистов не без помощи его политического противника Бен-Гуриона. Прочтя сборник статей с предпосланными им воспоминаниями Корнея Чуковского, я решил для себя, что если Жаботинский - фашист, то и я тоже - фашист. К сожалению, мой жизненный опыт и через семьдесят лет совпадал с его горькими наблюдениями и я на сто процентов был согласен с его выводами. И до сих пор согласен. 

Для рава Кахане в помойном ведре советской пропаганды была только черная краска. Не мудрено. Этот любящий свой народ и незашоренный человек вслух сказал, что и в цитадели демократии можно получить по жидовской морде, если всегда стараться выглядеть паинькой и согласно нееврейскому обычаю подставлять правую щеку после удара по левой. Вывод, который, вызвал негодование у внуков евреев, бежавших в Америку от погромов, но который был совершенно очевидным внукам евреев, оставшихся в России в надежде на лучшие времена. Самое забавное, что слово "еврей", бывшее в Советском Союзе едва ли не ругательным, свободно реяло в эфире только когда упоминали "фашиствующего рава" и организованную им в 1968 году Лигу защиты евреев. Вероятно, не без нажима советской дипломатии эта организация (по советским меркам, чистая добровольная народная дружина) стала числиться террористической. 

С 1971 года Меир Кахане жил в Израиле. К сожалению, когда я репатриировался этого человека уже не было в живых. Но по отзывам тех, кто слышал его выступления, был он личностью потрясающе харизматичной. Египетский террорист, убивший его 5 ноября 1990 года, выбрал правильную цель. Без рава Кахане организованное им движение фактически распалось. 

Именно его харизма испугала израильских политиков как правого, так и левого толка. Выборы 1988 года могли принести раву Меиру 8-12 мест в Кнессете. Такая фракция и такой лидер толкнули бы лодку израильской политики на более решительный и более националистический курс. При этом многие вполне благоустроенные политики оказались бы за бортом. Именно эти люди сделали все возможное, чтобы объявить движение рава Кахане расистским и незаконным. Теперь уже в родной стране объявили его фашистом. 

Вообще здешние политики любят клеймить друг друга фашистом и антисемитом. И что смешнее всего, всерьез на это обижаются. Первое, что приходит на ум - вызвавший бурю в газетах и в эфире плакат, где Рабин был изображен в эсэсовской форме. Буря стихла довольно быстро. После убийства Рабина расследование показало, что плакат этот был сфабрикован молодежной группировкой, которой руководил провокатор - сотрудник службы безопасности. Что уж тут на зеркало пенять! 

Сегодня, в девятую годовщину гибели (по еврейскому календарю) рава Меира Давида Кахане я бы не хотел в сотый раз начинать дискуссию о расизме, фашизме и каханизме… Господа евреи, давайте просто помянем того, кто без сомнения любил свой народ и пытался его научить тому как не потерять достоинство, совесть и жизнь во враждебном окружении. 

 

 

Комментарии (0)

Оставить комментарий