Израильская демократия

Израиль гордится своей демократией. В буквальном переводе «демократия» означает «власть народа» или «народное правление». То есть власть большинства подразумевает политическое равноправие. Демократия требует политической свободы. Такая свобода есть. И тем не менее народное правление в Израиле отсутствует. Отсутствие народного правления лишает израильских политических деятелей способности противостоять международному давлению. Это напрямую зависит от характера израильских, политических структур. Все это делает невозможным проведение всеобъемлющей, решительной, долговременной национальной стратегии. Израиль, - единственная страна в списке демократических, которая голосует по партийным спискам, без региональных выборов. Это называется партийной диктатурой. Партийная диктатура не только противоречит народному правлению, она его исключает, снижая тем самым независимость Израиля в его отношениях с США, РФ, Китаем.
Депутаты не голосуют против своего правительства, чтобы не стать политическими самоубийцами, не лишиться своего места под солнцем, своих привилегий. Поэтому они не могут постоянно сопротивляться, противостоять иностранному давлению, которое заставляет правительство двигаться сомнительным курсом.
Демократия подразумевает, что, если «левых» сменили «правые» сменился полностью и весь курс правительства. Отменяются неправые соглашения, восстанавливаются и закрепляются юридически основные законы страны, создается та база, которая не позволит отступить с занимаемых позиций.  На деле же у нас этого нет. Правые продолжают тот же танец, что и левые, правда, чуть замедлив его, но от этого не меняется суть.
Бесконтрольная власть правительства над народом и кнессетом настолько велика, что сегодня премьер-министр единолично может заключать соглашения с другими странами и даже террористическими организациями без общественной дискуссии и даже без серьезного обсуждения в кнессете. И отдать Иерусалим, и Голаны, и берег Кинерета, и Иорданскую долину, и все это – в обстановке конфиденциальности, строжайшей секретности, нарушая уже существующие в Израиле законы, среди них Основной об Иерусалиме, принятый в 1980 году: Иерусалим – столица Израиля.
И что это за сверхзаконодательный орган – Верховный Суд? Кнессет не может, не имеет времени или просто не хочет (либо ему не дают) заниматься законодательными вопросами? И отсутствие конституции и законодательства ставит Верховный суд, как и правительство, выше закона. Даже члены безвластного израильского кнессета безнравственно нарушают закон, насмехаясь над демократией. Арабские депутаты открыто не признают еврейский характер государства. А если так, значит, они сознательно предают еврейский характер государства.
М.Гольденберг
Хайфа
Архивные материалы
(из почты 7 дней.18.01.2001 г. "Новости Недели")

Читайте также

Оставить комментарий

Введите два слова,
показанных на изображении:*