И ВСТАЛ МОШЕ В ВОРОТАХ СТАНА, И КРИКНУЛ: "КТО ЗА БОГА - КО МНЕ!" (Тора, Шмот 32:26)
Всякий, кто ревнует Закон и состоит в Завете, да идет вслед за мной" (Первая книга Маккавеев, 2:27)

                                                       Этические основы
   Сама концепция монархии, подчиненной строгому закону, когда подданные царя - его братья, обладающие равными с ним правами, делает весь свод заповедей, переданных через Моше, уникальным кодексом, подобного которому не было в древнем мире. Но требование равенства перед законом всех граждан без исключения - не единственная отличительная черта еврейского государства, построенного в соответствии с заповедями Торы. Остановимся на нескольких этических принципах, имеющих отношение как к построению государства, так и к каждому из его граждан. 
   
   

                    (1) Правосудие как высший принцип государства

   В среде сынов Израиля правосудие рождается раньше, чем монархия, и ее значение и ценность гораздо выше, чем принцип единовластия. Вне всякого сомнения, такое распределение приоритетов уникально для древнего мира. Только в современном мире мы встречаемся с пониманием того, что власть - не самоцель, что правитель призван установить справедливость в обществе, и если он не справится с этой задачей, наделение его полномочиями будет считаться неоправданным. Определенной ступенью развития на пути к осознанию самоценности правосудия было отделение самодержавия от органа, определяющего критерии справедливости для всех членов общества, в той или иной степени независимо от их классовой принадлежности. Продвижение Англии к достижению равноправия и предоставлению одинаковых гражданских прав всем членам общества было гораздо более быстрым, чем у ее соседей, именно потому, что контроль за установлением справедливости в обществе находился вне компетенции монарха. В наше время во многих европейских государствах разворачивается напряженная борьба за выведение судов из сферы непосредственного влияния правящей верхушки, превратившей их в инструмент внутриполитического влияния и подавления демократических тенденций. Один из нацистских лидеров сказал: "Справедливость должна служить интересам государства". "Каждый из судей должен четко усвоить, что его решения призваны выражать не что иное, как позицию правящей партии", - сказал советский комиссар юстиции. Рассматривая эти две государственные формации, следует отодвинуть далеко в сторону принцип "справедливости и только справедливости добивайся", чтобы он не мешал пониманию сил, контролировавших как коммунистическое, так и нацистское общество и приводивших их в движение. Человечество до сих пор не гарантировано от резких поворотов и возврата к тем представлениям о роли правителей и к тем структурам управления государством, которые господствовали в средние века. 

                                                 (2) Уважение к труду

   Корни уважения к труду человека, прочно вошедшие в основные понятия подавляющего числа развитых стран, не следует искать ни в Афинах у древних греков, ни в столице Римской империи. Рабовладельческое общество относилось к труду с таким же пренебрежением, как и к рабам, на которых было возложено исполнение практически всех возможных работ, без которых не может существовать и развиваться ни одно государство. Так же, как раб считался "неодушевленным инструментом", труд считался недостойным занятием для свободного человека. Даже профессии школьного учителя и лекаря считались презренным ремеслом, а в Спарте свободным гражданом было просто запрещено обучать детей и лечить людей.
   В то же самое время, когда пренебрежение к созидательной деятельности как к таковой становится естественным и не подвергается никакому сомнению у государственных деятелей, философов или представителей общественных движений, иудаизм отводит труду первостепенное значение в жизни человека и государства, рассматривая его не только как составляющую прогресса в материальных сферах, но и как сильнейший инструмент воспитания личности. Мудрецы Торы единогласно провозглашают, что работа облагораживает человека и придает ему достоинство, в то время как безделье открывает дверь греху и преступлениям. Финансовую зависимость от кого бы то ни было и жизнь за счет других авторитеты Торы считали для себя недопустимыми. Изучение Торы, обучение ей и заседание в суде не оплачивались. Мудрецы зарабатывали свой кусок хлеба, обрабатывая землю, изготавливая обувь, собирая дрова, изготавливая изделия из дерева (так, например, hилель в то время, когда он уже был известным учителем, собирал сушняк и продавал его на дрова).
   В Израиле человек оставался хозяином труда и никогда не позволял превратить себя в средство производства. Окружающие народы не могли понять ни отведения труду важнейшей роли, ни отношения к тому, кто живет своим трудом как к истинно свободному человеку, ни обязанности отдыхать в субботу, распространяющейся на всех членов общества. Суббота никогда не позволяла забыть, что является целью, а что - средством для ее достижения. Сама идея обязательного предоставления отдыха раз в неделю всем без исключения была непонятна для греков и римлян. Тацит, Ювенал, Плутарх - все они смеялись над традицией устраняться от работ в один из семи дней. Ни один из них не смог оценить ту роль, которую играет суббота в осознании человеком и обществом величия и изначальности идей гуманизма и в претворении их в жизнь. "Развитое гуманизированное сознание современных цивилизованных людей, воспитанных на сложных теориях, обосновывающих необходимость предоставления гражданских и политических прав, людей стремящихся к свободе и равенству, не породило ни одного института или постановления, которые уравняли бы в правах имущих и неимущих, владельцев средств производства и наемных рабочих хотя бы на короткое время с тем, чтобы заложить основы будущего всеобщего равенства. В этом отношении ничто не может сравниться с субботой - днем еженедельного отдыха, заповеданного с горы Синай народу, прошедшему через пустыню" (Прудон). Прошло много столетий, прежде чем суббота оказала влияние на все человечество, проявив себя как сила принципиального освобождения от рабства и прекращения унижения человеческого достоинства. Запрет закона Моше заставлять раба производить какие бы то ни было работы один день в неделю оказал принципиальное влияние на формирование самого понятия о социальных правах и разработку юридических систем, определяющих взаимоотношения рабочих и предпринимателей во всем мире. Если бы просвещенные европейцы не относились с откровенным пренебрежением к еврейской традиции, то, заинтересовавшись субботой как принципом защиты прав рабочего, они узнали бы и о том, что день отдыха связан с воспоминанием об избавлении от египетского рабства и в значиетльной степени распространяет свое влияние на все остальные дни недели. Тот, кто соблюдает субботу, обязан также предоставить время отдыха своему рабу или поденному рабочему: если человек работал в дневное время, его нельзя заставить работать ночью, а если он трудился ночью - обязанность хозяина обеспечить ему отдых днем. Через три тысячи лет после исхода из Египта и дарования Торы человечество решилось на новый для него шаг: законодательно было ограничено рабочее время наемного рабочего. Столь медленные темпы развития объясняются тем, что классическая греческая и римская литература полностью овладела умами правящих классов и власть имущих и не позволила им осознать экономической выгоды гуманизации общества. Греческий и римский праздный образ жизни господ и их занятость исключительно военным ремеслом рассматривались как свидетельство благородного происхождения. Среди благородных господ считалось неприличным интересоваться условиями жизни и насущными проблемами слуг или крестьян (Блох).
  

                                       (3) Собственность и нищета

   Римское право ставит собственность выше человеческого достоинства и сострадания к ближнему. Так, например, если должник не мог выплатить долг, кредитор имел право заключить его в темницу в своем владении, заковать его в цепи, продать в рабство и даже убить. Неудивительно, что при таком отношении к собственности и возведении ее на высшую ступень шкалы ценностей бедность и нищета рассматривались как личные недостатки человека, а сострадание и помощь бедным - как неуместные сентименты, недостойные того, чтобы их проявлял свободный человек. Вергилий, описывая одного из своих героев, говорит о том, что тот никогда не испытывал сострадания к бедным и нуждающимся, как о положительных качествах характера. Сенека считает естественным отдаляться от бедного человека, а Платон заявляет, что кормить бедного - это проявлять жестокость, т.к. это только продлевает его безрадостную жизнь.
   В Израиле собственность никогда не была noli me tangere ("не тронь меня"). Частная собственность также никогда не считалась абсолютным и неприкосновенным владением конкретного человека. Десятые части, отделяемые каждый год, а также обобществление урожая в седьмой и пятидесятый годы не давали забыть, что все принадлежит Творцу, Который требует проявления милости и сострадания. Тот, кто говорит: "Мое - мое, а твое - твое", - обладает чертой жителей Сдома (Авот, 5:13).
   Подчинение имущественных ценностей духовным объясняет отношение к бедным и неимущим в еврейской общине. "Это была новая, до сих пор не рожденная ни одним народом, концепция, которую невозможно было позаимствовать у древних египтян, греков и римлян. Идеалом еврейского общества считается такое его состояние, когда каждый из сынов Израиля может сидеть возле своей виноградной лозы или фигового дерева, не опасаясь никого. Его покой разделит раб, обретший человеческое достоинство и права, и даже животное полевое придет насытиться и не будет изгнано. В тот момент, когда раздается трубление в шофар, провозглашающее наступление юбилейного года, рабы возвращаются домой, а земельные наделы возвращаются тем, кто, обеднев, был вынужден их продать. Обретение своего надела подобно обретению доли в духовном мире. Собирая урожай, хозяин обязан оставить бедному край поля, а жнец не имеет права подобрать оброненные колоски. Даже быку нельзя завязать морду в то время, когда он используется для обмолота" (Генри Джордж).
  

                                                              IV
                                      Демократические институты


   Говоря о формах проявления демократии, следует прежде всего упомянуть пророков. Никакие исторические бури не смогли прекратить это удивительное явление, не знавшее себе подобных в истории стран и народов. Хотя никто не выбирал пророка, не наделял его особыми прерогативами и не знал, когда появится новый наставник и провозвестник будущего времени, можно говорить о своеобразном институте и непрерывной традиции, не позволявшей угаснуть пророчеству на протяжении всего того времени, пока существовал Первый Храм, в годы Вавилонского изгнания и в период возвращения из плена. Пророки сыграли немалую роль в том, чтобы привить народу представления об устройстве государства, которые впоследствии не позволили монархии превратиться в восточную деспотию. Шмуэль при избрании царя предупредил народ о том, что монархия может превратиться в деспотию восточного типа. Речь великого пророка оказала влияние на все поколения сынов Израиля, его слова глубоко врезались в сердца людей. Задолго до Элияhу, пророк Натан произнес в лицо царю Давиду: "Ты этот человек!". Но и царь, воспитанный пророком Шмуэлем, оказался в состоянии осознать правоту пророка и раскаяться в своем поступке. Даже секулярные авторы, такие как Джон Стюарт Милль, видели в пророках людей, оказавших неоценимое влияние на развитие демократии. Они смотрели на них как на тех, кто в древние времена заменял свободу слова и право высказываний, реализуемое в современном мире через свободную прессу. Так же оценивают влияние пророчества на общество многие современные исследователи: "Роль пророчества - противостоять грубости человеческих устремлений, подобно тому, как чудеса Творца противостоят силам природы и нарушают обычный порядок вещей, к которому привык человеческий разум и который не предполагает проявления милости к угнетенным, освобождение рабов, спасение от врагов и обеспечение каждого пропитанием. Слова пророка часто похожи на вопль от боли и отчаяния, который вырывается из глубин души и подобен эху Божественного гнева. В Греции и Риме были богатые и бедные и расслоение общества было таким же, как в период правления Йоровама II. И в Греции, и в Риме никогда не прекращалась жесточайшая классовая борьба, которая нередко приводила к кровопролитию. Но там никогда не звучал голос, призывающий перестроить общество, положив в его основу мораль и нравственность, взаимопомощь и сострадание к ближнему. Современное общество, оглядываясь назад и пытаясь найти в прошлом опору и основу для будущего развития, должно осознать, что слова пророков гораздо более актуальны и в гораздо большей степени созвучны порывам сердец и представлениям о мире и о человеке людей, живущих сегодня, чем классические труды античных авторов" (Джеймс Дарместетер).
   Исследования бывшего государственного юридического советника Сульцбергера позволили увидеть политическую структуру древнего израильского царства, его законодательных и исполнительных органов глазами беспристрастного стороннего наблюдателя. Он говорит о том, что при чтении Пятикнижия и книги Йеhошуа складывается впечатление, что Израилем управлял монарх, в ведении которого находились армия и всевозможные гражданские институты. Другим лицом, наделенным властью, был первосвященник, на которого возлагалось урегулирование многочисленных проблем, возникавших в связи со служением в Храме. Верховный Суд, состоявший из 71 мудреца, не прекратил своего существования со смертью Моше, он оставался законодательным органом и обладал многими полномочиями, характерными для органов исполнительной власти. Он обладал правом смещать царя с престола в случае злоупотребления властью. Довольно долго важную роль играло народное собрание, без которого не решались важнейшие вопросы. Оно могло отвергнуть царя и возвести на престол другого претендента см. Млахим II, 21:24; 23:30). Эпизод, описанный в 26-й главе книги Ирмеяhу, заставляет предположить, что еще накануне разрушения Первого Храма народное собрание продолжало действовать и обладало большими правами. По всей видимости, после возвращения из изгнания оно послужило основой для создания Великого собрания, состоящего из 120 членов, возглавивших управление государством в условиях отсутствия царя.
   Описанная выше структура позволила еврейскому государству просуществовать без междоусобных войн и смены династий вплоть до разрушения Первого Храма. Уникальность подобной государственной структуры становится очевидной при сравнении южного Иудейского царства с северным Израильским. В Израильском царстве, пошедшем по пути идолопоклонства, несколько раз происходила смена династий, что всегда сопровождалось либо убийством, либо кровопролитными междоусобными столкновениями. Иудейское же царство просуществовало с 933 по 586 гг до н. э., и за весь этот период протяженностью в 347 лет не произошло ни одной гражданской войны и попытки смены династии (И. Фридлендер). Единственное исключение - события, связанные с коротким правлением Атальи, дочери царя Ахава и Изевели, узурпировавшей власть. Ее кровавые расправы над законными претендентами на престол объясняются тем, что она выросла не в Иудее, а воспитывалась в доме царя северного царства. Она была свергнута с престола, т.к. жители Иудеи не были готовы мириться с проявлениями откровенной жестокости и тирании. О многих ли народах как древности, так и современности можно сказать, что они сумели прожить 347 лет без смены династии и гражданских войн? Это был один из самых плодотворных периодов развития литературы и творческой мысли. Именно в эти годы звучали слова пророков, шла борьба за социальную справедливость, свободу слова и национальную независимость. Следует учесть, что Иудея в силу своего географического положения оставалась небольшим государством, служившим буфером между двумя великими державами, и постоянно ощущала, что она находится между молотом Ассирии и наковальней Египта.
   "История не знает другого народа, который бы еще за тысячу лет до начала новой эры смог превозмочь как силы деспотизма, так и извращенной или варварской демократии. Еврейский народ обладал такой же дальновидностью и широтой взглядов в области политики, как и в области религии. Не только современная концепция монотеизма - продукт его гениального творчества, но и современные концепции рационализма, демократии, правительства, представляющего интересы народа. Следует отметить интересный феномен. Только английский народ и население Америки, которое в значительной степени состояло из выходцев из Англии, стали двумя единственными нациями, сумевшими оценить и реализовать на практике принципы парламентарного правления. Это объясняется тем, что именно англичане и американцы воспринимали Пятикнижие как учение, имеющее непосредственное отношение к ним" (Сульцбергер).
   "Особого внимания заслуживает тот факт, что напряженная борьба за политическую свободу в этой стране велась людьми, которые почерпнули основные принципы из Пятикнижия. Этот дух свободолюбия стал причиной того, что Англия опередила в своем развитии все остальные европейские страны, оставив их далеко позади прежде всего в области политического развития. Англия научила всех своих соседей методам свободного управления государством" (Эдвард Кэрд).

(MACHANAIM)

  

                                      

 

 

 =====================
См. также:
КТО МЫ - НАРОД КНИГИ или ? (глава 1)
http://kahane-hi.info/index.php?newsid=955
ЕВРЕЙСКИЙ ВЗГЛЯД НА МИР !!!
http://kahane-hi.info/index.php?newsid=937
"Борьба за "мир" - ЗА МИР БЕЗ ЕВРЕЕВ !!!
http://kahane-hi.info/index.php?newsid=856
"ЕВРЕЙСКИЙ ОПТИМИЗМ КАК ПУТЬ К ЛИКВИДАЦИИ" 
http://kahane-hi.info/index.php?newsid=857
МИР В КОТОРОМ ЖИВЕМ !!! ДОРОГИ, КОТОРЫЕ ВЫБИРАЕМ !!!
http://kahane-hi.info/index.php?newsid=812
Израиль - воинство Вс-вышнего !!!
http://kahane-hi.info/index.php?newsid=730
"Не кто Еврей, а что Еврей"
http://kahane-hi.info/index.php?newsid=555
"Пророчество о конце дней" (глава 1)
http://kahane-hi.info/index.php?newsid=799
"Пророчество о конце дней" (глава 2)
http://kahane-hi.info/index.php?newsid=844
==========================================================
"Всякий, кто может удержать членов своей семьи, своих сограждан или весь мир от дурного поступка, но не делает этого, считается соучастником их греха. Даже при образцовом и безупречном собственном поведении ему первому вынесут приговор, если он не исполнит своего долга помощи современникам в исправлении их путей"
(Талмуд, трактат Шабат 54б,55а)

Комментарии (0)

Оставить комментарий