Об истреблении еврейских ценностей

Рав Меир Д.Кахане.
Об истреблении еврейских ценностей.

 

Истерия евреев по поводу массового истребления в Ливане* более чем что-либо иное, напоминает о массированном истреблении еврейских ценностей. Еврейские концепции разрушаются и их попирают ногами далекие от еврейства носители западных ценностей.
Последние годы вошло в привычку хвастаться тем, что соблюдающие заповеди евреи интегрируются в современном западном – американском – обществе. Мы являемся свидетелями того, как в бесчисленных статьях и в речах на бесчисленных обедах отмечается успех отдельных людей, altсовмещающих жизнь религиозных евреев с участием в современной жизни современного общества. Любой религиозный человек – врач, адвокат, законодатель или политик – приводится как доказательство совместимости Торы и современного секулярного общества. Логическим продолжением Интегрированного Бионического Ортодоксального Человека является, разумеется, полная совместимость жизни в Галуте с иудаизмом Торы.
Верно, разумеется, что есть евреи, которые цитируют и Рамбама и Платона. Однако, хотя и можно цитировать Тору и Платона, нельзя жить согласно предписаниям Торы и Платона, поскольку в конечном итоге человек, сталкивается с противоречиями, которые вынуждают его выбрать то или другое, либо жить во лжи, ибо иудаизм – это намного, намного больше, чем просто ритуал и заповеди. Иудаизм – это, прежде всего образ жизни с основными концепциями и идеями, и многие, многие такие концепции полностью и фундаментально расходятся с нееврейским и нерелигиозным окружающим миром. Печально, конечно, что такое большое число соблюдающих заповеди евреев получают базовое образование в йешиве, где делается абсолютный упор на отдельных заповедях, а концептуальное обучение либо отсутствует вовсе, либо проводится в ограниченном объеме. Их Тора – это Тора «с деревьями, но без леса»; в системе имеются отдельные кирпичи, но нет надзора со стороны архитектора и нет структуры.
И вот они в значительной степени превращаются в людей, соблюдающих еврейский ритуал и знающих фольклор, и в то же время становятся ассимилированными евреями – американцами на интелектуально-концептуальном уровне. Возьмем в качестве примера концепции, которым американские евреи преданы столь страстно и которые так часто вступают в противоречие с концепциями Торы: демократия, интеграция между евреями и неевреями, право делать то, что человек желает, если только при этом не страдают другие (т.е. совершать так называемые «преступления без жертв» - такие как гомосексуализм, проституция и т.п.), аборты, свобода слова для всех, равенство евреев и арабов в Эрец-Исраель. Существуют и другие концепции, но пока достаточно и этих.
Истина заключается в том, что общество Торы рассматривает евреев как отличающийся от других народ и как народ, занимающий особое место. Идеалом является не интеграция, но отделение евреев от неевреев. Истина заключается в том, что идеальное государство Торы – не то, которое ориентировано на демократию или которое считает правильным позволять евреям отвергать Тору.
Если правительство и большинство идут по пути, противоречащему Закону Торы, еврей не должен слушаться секулярных властей; более того, он обязан проявлять неповиновение, не считаясь с «правилом большинства», на которое опираются власти. Истина заключается в том, что в соответствии с Галахой нееврей не пользуется тем же статусом, как еврей, и что в еврейской Галахе не существует концепции «преступления без жертвы», а мораль является меркой, руководствуясь которой мы запрещаем определенные виды действий. Истина заключается в том, что в системе иудаизма человек не обладает абсолютными правами вести себя так, как ему хочется, и независимо от причинения ущерба деятельность человека ограничивается по соображениям святости. Истина заключается в том, что в системе иудаизма человек не обладает абсолютными правами вести себя так, как ему хочется, и независимо от причинения ущерба деятельность человека ограничивается по соображениям святости. Истина заключается в том, что аборт для евреев – это убийство, а гомосексуализм – мерзость, и что самоубийство – это не право, и что все евреи – в ответе друг за друга, в результате чего Всевышний наказывает всех нас за плохие поступки отдельных людей; на основании последнего наиболее логичным выглядит настоятельное требование того, чтобы еврейское государство обязывало бы всех выполнять Галаху. Истина заключается в том, что в Еврейском государстве «раввин», не принимающий Б-жественного происхождения Торы, не признается в качестве такого и не имеет абсолютно никакого права требовать для себя равного статуса с настоящими раввинами. Истина заключается в том, что нет места «плюрализму», который сваливает в одну кучу все – подлинное и фальшивое.
Сущность иудаизма – это принятие евреями бремени Небесного Царства, бремени мицвот. Еврей исполняет заповеди потому, что ему так приказано, а не потому, что он соглашается с ними или с их обоснованием. Тора – это не какая-то прекрасная или этичная вещь, поскольку последние представляют собой суждения о ценностях, основанные на наших собственных мерках. Тора – это Закон Всевышнего от начала и до конца, который необходимо исполнять независимо от того, согласны ли мы с его концепциями или нет. Тора – это мерка, с помощью которой мы выносим суждение обо всех прочих системах этики и морали. И когда Тора вступает в противоречие с либерализмом или консерватизмом, гуманизмом или варварством, социализмом или капитализмом, она стоит особняком, и мы преклоняем колени перед её положениями и концепциями.
Тора – это Закон, а Её концепция – это истины, не зависящие от наших личных взглядов, и, разумеется, не зависящие от этических или моральных представлений неевреев и того секулярного общества, в котором мы живем, и которое так много делает для формирования наших взглядов и концепций.
Что же происходит? Во многих случаях соблюдающий заповеди еврей, который, с одной стороны, является продуктом своего общества и окружения, а с другой – человеком, не получившим идеологической и мировоззренческой подготовки в йешиве, разрывается между Торой и обществом, которое его формирует. Будучи продуктом нынешних времен и современного общества – нееврейских и нерелигиозных – он начинает стесняться противоречащих им концепций Торы, которые являются «реакционными» и «устаревшими». Из-за тех взглядов, которых он придерживается, он становится жертвой чувства вины, нашедшего в нем приют, и комплекса неполноценности, глубоко им прочувствованного. Поэтому он может попытаться исказить взгляды Торы и тем самым приблизить или уподобить их нееврейским, секулярным взглядам. Он может вообще отрицать, что Тора говорила какую-то определенную вещь, или давать этому рациональное объяснение. Он может просто помалкивать, не желая говорить на тему, по которой он себя втайне считает неправым.
Здесь нечего стесняться и нет причин считать себя виновным. В прошлом еврей был предметом насмешек из-за того, что делал обрезание своему сыну, носил бороду или «отличался» от других. Вовсе не человек должен определять, что является истиной, что морально и этично. Это объективные вещи, которые сообщены нам Творцом истины, Творцом этики и морали, Творцом всего – Б-гом. Созданные человеком системы этики и морали приходят и уходят, меняясь в зависимости от моды или увлечения. Остаются неизменными лишь вечные истины Торы. Нам же остается делать только одно: твердо стоять против других, защищать истины Торы, смело и без смущения и, разумеется, всесторонне изучать идеи и понятия Торы и знать, о чем мы говорим, положив, таким образом, конец уничтожению еврейских концепций.
--
Впервые опубликовано под названием On the Massasre of Jewish Values в Jewish Press, 10 Kislev 5743 (26/11/82); на русском языке в Сб-ке МАОЗа № 3 – 1994, «ЕИ» №11 -5760(6-7/00) Перевод Е.Майданик.
*Имеются в виду события в лагерях Сабра и Шатила в сентябре 1982 г..

 

Читайте также

Оставить комментарий

Введите два слова,
показанных на изображении:*